ИгрокПлавание

ВАЙЦЕХОВСКИЙ: «Я здесь никому не нужен»

Из досье «Игрока»

ВАЙЦЕХОВСКИЙ Сергей Михайлович

Родился 24 августа 1939 года в Воронеже. Заслуженный тренер СССР по плаванию. Главный тренер сборной СССР (1972-1982). Главный тренер сборной Австрии (1989-1992). Мастер спорта СССР по современному пятиборью. Закончил Воронежское суворовское училище, Львовский институт физической культуры, Московский институт физической культуры. Доктор педагогических наук, профессор. Работал заведующим кафедрой плавания Московского института физической культуры. Директор Всесоюзного научно-исследовательского института физической культуры. Награжден двумя орденами «Трудового Красного Знамени», орденом «Знак почета». Жена – Мария Ивановна. Дети: Елена (63) – заслуженный мастер спорта СССР по прыжкам в воду, олимпийская чемпионка, спортивный комментатор и обозреватель газеты «Спорт-экспресс»; Михаил (57) – мастер спорта по стендовой стрельбе, бизнесмен, основатель и руководитель спортивно-стрелкового комплекса «Вайцеховский и сын». Умер 15 сентября 2002 года в Вене.


Сегодня я хочу рассказать вам, уважаемые читатели, о нашем великом (простите за пафос) земляке Сергее Михайловиче Вайцеховском. Удивительный во всех отношениях человек, на порядок опередивший свое время. Он не был пловцом, но в роли тренера возвел советское плавание на мировой Олимп. Он даже не тренировал лично. Но, обладая блестящими организаторскими способностями и фанатичной преданностью делу, создал своим тренерам – лучшим, по его мнению, в мире – все условия, чтобы они решали единственную задачу: давали результат.

«Он абсолютно уверен в успехе и знает, как передать эту уверенность нам», — говорили о нем спортсмены. «Такой команды в СССР никогда не было и вряд ли когда-либо появится», — комментировали его отставку с поста главного тренера сборной  коллеги из других стран. Да, Гениев всегда и везде боялись и гнобили. За то, что они не такие, как все. За что, что они больше знают и понимают. За то, что они помазаны Богом. За то, что они другие. И мало кто когда-нибудь задумывался, что быть Гением – это, может быть, и не дар Божий вовсе. Это твой крест, который ты, стиснув зубы, несешь через всю свою жизнь. И через свое сердце. И ценой этой ноши чаще всего становится сама жизнь.

Есть такая профессия – Родину защищать

Сергей Михайлович Вайцеховский родился в семье русского офицера. Его отец, Михаил Емельянович, был участником и Первой мировой, и Гражданской, и Великой Отечественной. Остается только догадываться, как в те лихие времена в «сталинскую мясорубку» не попал царский офицер, награжденный именным оружием от Николая II. Разве что спасли три ордена «Красного Знамени» во время Гражданской войны, да именное оружие теперь уже от Климента Ворошилова. Во время Великой Отечественной Михаил Емельянович командовал добровольческим полком и скончался в 1942 в госпитале от полученных ран. По словам Сергея Михайловича, многое в его жизни определила личность отца. «Он своим примером и своей жизнью, пусть короткой, поднял планку на такую высоту, ниже которой я просто не имел права опуститься», — много лет спустя говорил Вайцеховский-младший.

Казалось, что ему на роду было написано быть военным. Сначала все так и происходило. Сергей Михайлович закончил Воронежское суворовское училище, поступил в институт военных переводчиков на специализацию «Немецкий и шведский языки». Однако закончить институт ему было не суждено. С предпоследнего курса в начале 50-х годов его отправили в служебную командировку. В Германию, где он был военным комендантом небольшого городка в ГДР. Там он всерьез (и не без успеха) увлекся современным пятиборьем. Даже попал в число кандидатов в сборную СССР. Так спорт стал главным смыслом его жизни. «Спорт научил меня разбираться в людях, — говорил Сергей Михайлович. – Насколько ответственно мои ученики относились к тренировкам, настолько успешными они стали в жизни. Это только кажется, что спорт – часть жизни. Это и есть сама жизнь».

Вернувшись на Родину, он поступил в Львовский институт физической культуры, и через полтора года был приглашен в аспирантуру московского института физкультуры. Там он успешно защитил диссертацию и уже в 1972 году возглавил кафедру плавания. Казалось, активная спортивная карьера, едва начавшись, плавно перетекла из практики в теорию. Но не будем забывать, что наш герой – помазанный Богом Гений. Как снег на голову возникло предложение возглавить сборную СССР по плаванию, которая в те времена пребывала на мировых задворках. За все годы в активе советских пловцов была только одна золотая олимпийская медаль Галины Прозуменщиковой. Но авантюрист Вайцеховский, которого совсем не грело теплое кресло пусть и спортивного, но чиновника, с головой нырнул в бурлящий бассейн. Как оказалось, с крокодилами.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

С первых же дней своей тренерской карьеры в сборной страны Вайцеховский стал головной болью высокого спортивного (и не только) руководства. Потому что поступал всегда не так, как нужно кому-то, а так, как было необходимо ему и делу, которому он себя посвящает. Не обращая никакого внимания на рекомендации сверху, он на свой вкус и исключительно по своим критериям отбора сформировал тренерский штаб сборной. Сергей Михайлович называл его лучшим в мире и всю жизнь им гордился. Кроме того, он в корне изменил методику и систему подготовки команды. Как функциональную, так и психологическую. На долгих сборах, которые обычно превращаются для спортсменов в нудную каторгу, ребята охотно посещали занятия по английскому языку и ходили на курсы по вождению автомобиля. Это Вайцеховский умудрился добиться того, чтобы преподавателя по языку и инструктора по вождению официально включили в тренерский штаб сборной. Но все это было чуть позже. А сначала Сергей Михайлович каким-то образом уговорил высшее руководство, чтобы всю их тренерскую команду отправили на стажировку в Австралию, а потом – в США. Это какой-то космос по тем временам! Поездка дала такой объем неоценимых знаний, что на свет даже появилась «Книга тренера». Вайцеховский написал учебное пособие для своих коллег, впоследствии изданное во многих странах мира. Все вроде бы складывалось вполне удачно, но…

Первое же соревнование команды под руководством нашего героя превратилось в оглушительное фиаско. В 1973 году сборная СССР отправилась на матчевую встречу с одним из двух лидеров мирового плавания тех лет сборной ГДР. И если американцы были тогда небожителями, то восточных немцев Вайцеховский намерен был обыгрывать. Но первый блин оказался комом – советская команда уступила с сокрушительным счетом 4:96. По возвращении в Москву он заявил руководству Госкомспорта: «Дайте мне пять лет. Через пять лет я буду катать немцев по полу и смеяться». Смелое заявление для человека, который только-только начал заниматься новым для себя делом. Но в этом и был весь Вайцеховский. «Пусть это прозвучит нескромно, но я знаю себе цену и трезво оцениваю свои возможности, — говорил он. – Высшая нескромность в моем представлении – это когда дилетанты начинают учить профессионалов».

Ждать результатов от команды Вайцеховского пять лет не пришлось. Уже в 1976 года на Олимпиаде в Монреале Марина Кошевая выиграла «золото», а другие спортсмены добавили в копилку сборной 8 серебряных и пять бронзовых медалей. В общекомандном зачете наши пловцы заняли третье место, уступив сборным ГДР и США. На чемпионате мира 1978 года (прошло ровно пять лет после обещания Вайцеховского!) советские пловцы сенсационно обыграли команду ГДР: 4-5-5 по медалям у нас против 1-6-5 у немцев. XXII Олимпийские игры в Москве вообще закончились триумфом советского плавания: 7 золотых медалей (три – на счету Владимира Сальникова), 9 серебряных и 5 бронзовых. Справедливости ради стоит вспомнить, что на тех Играх не было американских «монстров», а также многих других сильных атлетов из стран, объявивших бойкот московской Олимпиаде. Роковым для Сергея Михайловича стал чемпионат мира 1982 года в Эквадоре. Несмотря на вполне достойный результат – 4-14-2 – руководство Госкомспорта сочло позором поражение от ГДР. Выступление советской команды было признано неудачным, и Вайцеховского сняли с поста главного тренера сборной. Как показала жизнь, навсегда. Ему предложили должность директора Всесоюзного научно-исследовательского института физкультуры в Москве. Но мягкое кресло и бюрократическая рутина не могли заменить ему тренерского адреналина.

Бороться и искать, найти и не сдаваться

Отлучение от тренерской работы стало для Сергея Михайловича ударом ниже пояса. «Плавание было для отца всем, — вспоминает Елена Вайцеховская. – Я прекрасно понимала, что рана, полученная отлучением от любимой работы, была слишком глубока». Но не такой был наш герой, чтобы кукситься и опускать руки, смирившись с обстоятельствами. Он и на новой работе попортил столько крови «вышестоящим инстанциям», что те, уверен, не раз пожалели, что отобрали у него тренерские вожжи. Ведь директор столь серьезного НИИ – очень важная деталь в механизме по производству медалей. И это дело даже не спортивное, а политическое. А если эта деталь постоянно дает сбои, не хочет работать по указанной схеме? Во-о-от! «Я часто задавал себе вопрос: почему же меня так не любят? Почему каждый считает своим долгом облить меня, уже ушедшего из сборной, грязью? —  не переставал удивляться Сергей Михайлович. – Даже язвили, мол, Вайцеховский везде выступает против анаболиков, а сам… И ведь люди говорили это, прекрасно зная, что все завоеванные при мне медали были чистыми». Руководство Госкомспорта открытым текстом заставляло его, директора института, пробовать на спортсменах неразрешенные лекарственные препараты. «Я прямо сказал, что никогда на это не пойду, никогда не буду делать из молодых ребят подопытных крыс, — возмущался Вайцеховский. – Никогда не сделаю с чужим ребенком то, чего никогда не сделал бы со своим собственным. Мне кажется, именно тогда я понял, что спорт это не уровень результатов, а образ мышления. Можно быть великим спортсменом на уровне второго разряда и совершенно никудышным мастером спорта. Спорт, которому нас учили, был чистым и честным». Это эпопея закончилась тем, что он написал секретное письмо председателю Госкомспорта, в котором сообщил, что такие эксперименты имеют место быть, и что он, несмотря на приказы свыше, категорически против них и не собирается брать на себя ответственность за их последствия.

«Сделал это для того, чтобы остались следы, — вспоминал Вайцеховский. – И они остались: секретный документ так просто не выкинешь. Правда, в Министерстве здравоохранения мне чуть позже пояснили, что отвечать все равно придется мне. Те, кто давал устные распоряжения, от своих слов легко откажутся. После этого я приказом по институту запретил перечислять деньги на приобретение таких препаратов, выразив тем самым открытый протест».

Вот так в бесконечной борьбе с несправедливостью и лицемерием и жил наш герой, не оставляя надежду, что ему еще предоставится шанс заняться любимым делом. Он любил повторять: «В нашей жизни сдавшихся всегда больше, чем проигравших». Это было его жизненное кредо. А к большинству, как вы уже, наверное, поняли, Сергей Михайлович себя никогда не относил. И в середине 80-х предложение, и весьма выгодное во всех смыслах, поступило. Его приглашали работать со сборной ФРГ. Вайцеховский моментально ответил категорическим отказом. «Во-первых, я по принципиальным соображениям никогда не надену немецкую форму, — негодовал он. – Во-вторых, если я буду работать с командой ФРГ, то сборная СССР и третьей в мировой табели о рангах не останется». Может несколько самоуверенно, но в его руках камни действительно часто превращались в золотые слитки.

Вскоре последовало еще одно предложение. Теперь уже из Австрии. На этот раз Сергей Михайлович охотно согласился. Никаких идейных разногласий с австрийской стороной у него не было. А с точки зрения результатов, угрозы престижу советского плавания австрийцы не представляли. Ждать от них мгновенного взлета в мировую плавательную элиту все равно, что грезить о «золоте» бразильцев на чемпионате мира по хоккею. Да и контракт австрийцы предложили весьма щедрый, вполне достойный уровня Мастера. Все складывалось очень неплохо. Вайцеховский головой окунулся в любимую работу, строил далеко идущие планы и в глубине души верил, что на Родине, когда увидят плоды его труда, еще обязательно о нем вспомнят.

Но жизнь – штука жестокая. Беда часто приходит оттуда, откуда ее вовсе и не ждешь. Не прошло и трех лет его работы в Австрии, как его «накрыл» инсульт, следом другой. Всегда бодрый, никогда не жаловавшийся на здоровье вполне еще себе молодой мужик в одночасье превратился в беспомощного инвалида. Он потерял способность не только двигаться, но и говорить. О перевозке его в Россию не было и речи – могло не выдержать сердце. Австрийские власти отреагировали моментально. Сергею Михайловичу предоставили гражданство, обеспечили самое лучшее бесплатное (!) медицинское обслуживание, назначили пенсию. Вот такие они, корыстолюбивые рвачи-капиталисты.

Последние года жизни стали и для него, и для его семьи сущим кошмаром. О том, что творилось тогда в душе самого Вайцеховского, можно только догадываться. А дети кричали в голос от бессилия. «Мы готовы были сделать все, что возможно и даже больше, — вспоминает те годы Елена Вайцеховская. – Но самое страшное, что ничего нельзя было сделать». Мечта Сергея Михайловича вернуться на Родину триумфатором так и осталась химерой. Он умер на чужбине. Так часто случалось с Гениями в российской истории.

… К его 60-летию в газете «Спорт-экспресс» появилось интервью с Вайцеховским. Автором и инициатором задушевной беседы стала его дочь Елена. Хочу привести небольшой отрывок «из семейного архива».

— О чем ты мечтаешь?

— Хочу написать хорошую книгу о большом спорте, о тех и для тех, кто им занимается. Найти объяснение, почему и зачем мы это делаем. Почему, например, ты, достаточно легкомысленная и жизнерадостная девочка, залезла на 10-метровую вышку и прыгала, переломанная, полуслепая после травмы? Почему Володя Сальников 15 лет изо дня в день лез в воду, по восемь часов выполняя нечеловеческие нагрузки? И еще хочу проявить себя как тренер. У меня остались идеи, и я очень хочу их реализовать.

— В чужой стране?

— Но ведь в своей я никому не нужен.

Книгу он так и не успел написать. И идеи остались нереализованными. По словам Елены Вайцеховской, вся ее жизнь в журналистике – это в какой-то степени та самая, не написанная Сергеем Михайловичем книга о спорте.

Андрей ЛЕПЕНДИН.

(еженедельник «Игрок» № 23 (1388) от 16 июня 2021 года)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button