ИгрокПлавание

СТУКАЛОВА! ОЧЕНЬ ЗАСЛУЖЕННАЯ ДЕВУШКА

Дарья Сергеевна СТУКАЛОВА

Родилась 22 августа 1994 года в Воронеже. Заслуженный мастер спорта России по плаванию. Серебряный и трижды бронзовый призер Паралимпийских игр в Лондоне (2012). Семикратная чемпионка мира и Европы. Рекордсменка мира и Европы. Многократная победительница и призер чемпионатов России. Студентка Воронежского государственного института физкультуры и Санкт-Петербургского института имени Лесгафта. Не замужем.

Сергей Данилович СТУКАЛОВ

Родился 4 февраля 1952 года в Воронеже. Заслуженный тренер России по плаванию. Кандидат в мастера спорта по плаванию. Закончил факультет физического воспитания ВГПИ. На тренерской работе с 1976 года. Воспитал 6 мастеров спорта, в том числе бронзового призера чемпионата России Вячеслава Бесходарного (1996). Жена — заслуженный тренер России по плаванию Алла Дмитриевна Валева. Имеет дочь Дарью.

ОЧЕНЬ ЗАСЛУЖЕННАЯ ДЕВУШКА

Бывают люди красивые — бывают не очень. Бывают люди умные — бывают не очень. Бывают люди жизнерадостные — бывают не очень. Бывают люди сильные духом — бывают не очень. К нашей сегодняшней гостье — заслуженному мастеру спорта России по плаванию Дарье Стукаловой — эпитет «не очень» ну никак не подходит. Она — ОЧЕНЬ красивая. Она — ОЧЕНЬ умная. Она — ОЧЕНЬ жизнерадостная. Она — ОЧЕНЬ сильная духом.

Дашу с рождения поразила страшная болезнь зрения. Но сдаваться не в правилах этой с виду хрупкой девушки. Тем более, когда рядом самые любимые и надежные наставники. И по жизни, и в спорте: мама — Алла Дмитриевна и папа — Сергей Данилович. Теперь уже сама Даша сбилась со счета количества своих наград, завоеванных в различных бассейнах мира, Европы и России. Ее заслуга? Конечно! Но всегда рядом с ней находились они, два заслуженных тренера России, мать и отец. Кстати, Сергей Данилович не отпустил свою чаровницу одну на рандеву с бородатым журналистом. Чемпионка и тренер (читай — дочь и отец) пришли на нашу встречу в бассейне «Спартак» вдвоем. За что я им безмерно благодарен. Общение с такими людьми иначе как праздником не назовешь. Впрочем, судите сами.

Безальтернативное плавание

— Даша, и все-таки, почему плавание?

Д.: А у меня разве был выбор при таких родителях? Да и потом, отдать меня в другие секции было сложно. С моей серьезной патологией чужой тренер вряд ли взял бы на себя ответственность со мной работать. А мама взяла. Чтобы я была при деле и постоянно находилась под присмотром. Так с восьми лет и плаваю. Поскольку мама работала в обычной спортивной школе, я плавала со здоровыми ребятами, которые к тому же были старше меня. Естественно, маме приходилось основное внимание уделять им, а я, можно сказать, занималась самовоспитанием. И все-таки до кандидата в мастера спорта доплавала.

С.Д.: Знали бы вы, какой ценой. Бывали случаи, когда она на поворотах ломала пальцы, часто сталкивалась в бассейне с другими ребятами. Понятно, что для спортсменов с такой патологией зрения нужны особые условия для тренировок. Мы долго уговаривали Дашу перейти в детско-юношескую спортивную школу олимпийского резерва инвалидов № 1 (ДЮСШОРИ № 1). Она упорно отказывалась до тех пор, пока жизненные обстоятельства все за нее не решили.

— В каком смысле?

Д.: В 2009 году при прохождении традиционной медицинской комиссии врачи вдруг вспомнили о моем зрении и не подписали заявку. Говорили какие-то абсурдные вещи. Мол, ты совсем ослепнешь и умрешь. Как видите, не ослепла и не умерла. Тогда мне и пришлось выбирать: либо вообще не плавать, либо перейти в адаптивный спорт. Мы сходили в школу, осмотрелись, поговорили с руководством — вроде нормально. Они даже папу предложили на работу взять. Вот так и началась моя паралимпийская карьера.

— Сергей Данилович, не было ли у вас сомнений, боязни, когда отдавали дочку в это беспощадное, вечно бушующее море спорта?

С.Д.: Конечно, были и есть до сих пор. Все быстро меняется и во многих случаях не в лучшую сторону. Раньше адаптивный спорт был для инвалидов возможностью общаться, не замыкаться в четырех стенах. Сейчас же, когда за это стали платить деньги, и большие деньги, паралимпийское движение превратилось в тот самый беспощадный спорт и, если хотите, бизнес. Теперь это большие ежедневные нагрузки. Врачи настоятельно рекомендовали Даше минимизировать целый ряд упражнений. Но, исключив их из программы подготовки, сложно рассчитывать на серьезные результаты.

— Даша, я не представляю, как человек, над которым довлеет груз, связанный с проблемами со здоровьем, может столько вытерпеть и столько добиться?

Д.: Полагаю, немощным человеком меня сложно назвать. Да, приходится каждый год ложиться в больницу, проходить профилактическое лечение. Куда деваться? Тем более, что большой спорт полезным для здоровья никак не назовешь. Но в моем случае он сильно помогает именно в плане социальной адаптации. Я чувствую себя абсолютно нормальным полноценным человеком. И окружающие люди воспринимают меня именно такой.

— Какие у вас приоритеты в плавании?

Д.: Их, пожалуй, нет. Я выступаю во всех стилях, в комплексном плавании. Приоритетом можно назвать то, что я специализируюсь на коротких дистанциях.

— Чье это было решение: ваше или тренера?

Д.: Наверное, общее.

С.Д.: Решение складывается из множества факторов: как человек сложен, какой стиль и какие дистанции ему более комфортны. Например, брасс получается у Даши, мягко говоря, не очень. Что мы только не делали — все одно. Ну, нет у нее предрасположенности к этому стилю. А вот баттерфляй, самый, пожалуй, сложный стиль, дается легко. Хорошо получается и короткий кроль. На так называемой альтернативной Паралимпиаде, которая проходила недавно в Подмосковье, Даша выиграла 50 метров кролем с результатом лучше, нежели показала чемпионка Рио. На 100 метрах, где она также победила, ее результат в Рио превзошла только украинка. Так что олимпийское «золото» у нас, можно сказать, украли.

Без вины виноватые

— Сергей Данилович, вы человек с огромным опытом тренерской работы, в том числе и в адаптивном спорте. Как считаете, эта допинговая истерия вокруг России чем является: политикой, попыткой унизить нашу страну, боязнью России или чем-то другим?

С.Д.: Когда мы в Сочи в 2014 году в командном зачете выиграли и по здоровым спортсменам, и по инвалидам, была поставлена стратегическая задача «убить» нашу страну в спорте любыми способами. Это не политика, а грязное политиканство. Доказательств нет, а ты все равно виноват. Ажиотаж вокруг мельдония — вообще бред. Даже его создатель из Латвии утверждает, что предназначение этого препарата носит исключительно медикаментозно-лечебный характер. Почти вся сборная США принимает мельдоний, но их почему-то никто не отстраняет.

Д.: Американцы грамотно все оформляют. Так что они принимают запрещенные препараты в большинстве своем легально. Есть еще и сборная Норвегии по биатлону, где все «астматики». Бред? Конечно! Но против справок не попрешь. Почему за последние шесть лет у нас было 15 разрешений на терапевтическое использование, а у американцев — 120? Просто это все сложно оформить, слишком большая бумажная волокита. Нужны люди, которые должны заниматься непосредственно этим вопросом. В нашей стране таких, увы, нет.

— Тогда получается, что нечего на кого-то пенять, сами виноваты.

Д.: Получается, что так. Но это только мое мнение и мой взгляд на проблему.

— Вы часом сами ничего запрещенного не вкушали?

Д.: Нет, конечно. Я без конца прохожу допинг-контроль в полном объеме. Лично ко мне за все эти годы не было никаких претензий.

— Человек-инвалид в силу своей болезни вынужден принимать лекарства, которые, на мой взгляд, просто несовместимы с допингом. Такой «коктейль» может убить человека.

С.Д.: Однозначно. Зачем им допинг, когда таких результатов, которые показывают здоровые спортсмены, ни при каком допинге не добьешься? Это же больные люди. Для них допингом является сама возможность заниматься спортом. Это все делается специально, чтобы разбить, уничтожить всю нашу систему подготовки. Цинично и подло. Мы стали слишком много выигрывать, что кому-то не дает покоя. Недавно, например, прошел паралимпийский чемпионат мира по плаванию, который мы впервые в истории выиграли в командном зачете.

— Даша, вы тоже приложили руку к этой победе?

Д.: А как же. Два «золота» и три «серебра».

— Как вы восприняли новость о том, что олимпийский поезд отправится в Бразилию без вашей команды?

Д.: Сложно найти слова, чтобы описать то, что творилось в душе. Наверное, полное опустошение. Ты четыре года готовишься, ждешь, надеешься. И вдруг по чьей-то прихоти на тебе ставят крест. Затем опустошение сменилось гневом от вопиющей несправедливости. Это трагедия, но не конец спортивной жизни. Буду дальше работать и ждать 2020 года.

— Соревнования на Круглом смогли хоть как-то компенсировать горечь отлучения от Рио?

Д.: Вот именно, что хоть как-то. Конечно, это неравноценная замена. Но все равно очень приятно, что государство нас поддержало и устроило такие старты. Ведь мы просто могли разъехаться по домам. И все-таки эти два дня несопоставимы с атмосферой Паралимпиады, с тем накалом борьбы и эмоциями. Не стоит забывать, что на Круглом находится обычная тренировочная база, которая не приспособлена для проведения соревнований. Там даже места для зрителей не предусмотрены. Конечно, лучше, чем ничего, но назвать это серьезными стартами я не могу.

— Не было бы правильнее провести эти соревнования в другие сроки, что позволило бы атлетам других стран принять в них участие?

Д.: Это сложный момент. Ведь люди готовились к определенному сроку, выходили на пик формы, работали, можно сказать, уже на пределе. Да и с эмоциональной точки зрения, считаю, было принято правильное решение.

— А как вам с эмоциональной точки зрения встреча с президентом страны?

Д.: Никак не ожидала, что нас позовут в Кремль и примут также, как олимпийскую сборную. Очень приятно, что оказали такое внимание.

— Обещанные призы и вознаграждения были?

Д.: Правительственные награды нам, естественно, не вручали, поскольку это были неофициальные старты. Рекордсмены мира получили почетные грамоты президента. У меня, правда, такая уже была с 2013 года. А вот с обещанными премиальными пока никакой ясности нет.

Без «золота» не отпущу

— В вашей семье профессионалов после соревнований происходит разбор полетов?

С.Д.: Обязательно. Но я бы сказал «заплывов». И главным начальником на них всегда является мама. Даша ее больше слушается, а я на тренировках успеваю надоесть. Часто спорим, каждый доказывает свое мнение, свою правоту. Но это нормально. Не зря говорят, что именно в споре рождается истина.

— Даша, с таким опытом вы, наверное, уже сами можете тренировать?

Д.: Может быть. Для этого и учусь во ВГИФКе и в Санкт-Петербурге в институте имени Лесгафта.

— А какой смысл одновременно учиться в двух институтах физкультуры?

Д.: У меня разные профили. В Воронеже — физкультурное образование, там — адаптивная физическая культура и физическая реабилитация. У нас так: по какому профилю закончил вуз — по тому и работай. Поэтому, чтобы иметь возможность работать и со здоровыми спортсменами, и с инвалидами, приходится учиться в обоих направлениях.

— Значит с будущим у вас определено — тренерская работа?

Д.: Пока сложно сказать. Имеются и другие планы, которые хотелось бы реализовать. Но это все дела далекие. Пока все мои мысли целиком и полностью сосредоточены на спортивной карьере.

С.Д.: Я ее без олимпийского «золота» из спорта не отпущу. Победы на Круглом — это хорошо. Да только статус совсем не тот. Нас даже губернатор не поздравил. В других регионах ребят встретили как героев, а у нас — тишина. Речь идет даже не о каких-то вознаграждениях, а о простом человеческом внимании. Что правительство, что областное управление по физкультуре и спорту никак не отреагировало.

— Даша, вы много лет занимаетесь плаванием. В чем эти занятия помогают, а в чем мешают?

Д.: Конечно, это тяжелый труд и большие нагрузки. О свободном времени вообще можно забыть. Две тренировки в день плюс учеба. Я даже не представляю, как я, учась в школе, со всем этим справлялась. Еще были сборы, когда уезжала на полгода, а потом приходилось все нагонять. Но училась я неплохо. И ЕГЭ сдала успешно без дополнительной подготовки. Просто на репетиторов элементарно не было времени.

— Сейчас его стало больше? На личную жизнь хватает?

Д.: Времени больше не стало, но личную жизнь тоже надо обустраивать. У меня есть молодой человек, с которым мы давно встречаемся. Он тоже связан с плаванием — работает массажистом в команде спортсменов с нарушением опорно-двигательного аппарата. Папа называет его моим женихом. Но я бы не стала пока форсировать события.

— Дай Бог вам счастья в личной жизни да детишек побольше. Кстати, вы хотела бы им подобной спортивной судьбы?

Д.: Пусть сами выбирают. Спорт в небольших объемах полезен для здоровья. Он закаляет характер, учит преодолевать трудности, мобилизует. Существует заблуждение, что спорт мешает учебе. Однако, почему-то те, кто бросает спорт, не начинают лучше учиться, а уходят на улицу. Я очень хочу, чтобы мои дети занимались спортом. Каким? К какому душа будет лежать.

— Вы счастливые люди?

С.Д.: Для полного счастья мне не хватает Дашиной золотой олимпийской медали. Это наивысшее стремление тренера, который посвятил всю свою жизнь этой работе. Тем более, когда речь идет о дочери.

Д.: А я вполне счастливый человек и без олимпийского «золота». Хотя с ним я была бы абсолютно счастливой.

Задавал вопросы и наслаждался общением Андрей ЛЕПЕНДИН.

Фото из семейного архива семьи СТУКАЛОВЫХ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button