АльпинизмИгрок

Лед и пламень Ерванда Ильинского

Из досье «Игрока»: Ерванд Тихонович ИЛЬИНСКИЙ

Родился 25 августа 1940 года в Воронеже в семье медиков. С 1949 года и по сей день проживает в городе Алматы (Казахстан). Советский альпинист и тренер. Главный тренер сборной Казахстана – первой в мире команды, покорившей все 14 восьмитысячников планеты. Первый в Казахстане член международного клуба «Семь вершин», куда входят покорители высших пиков всех континентов: Эверест – Азия, Эльбрус – Европа, Аконкагуа – Южная Америка, Мак-Кинли – Северная Америка, Килиманджаро – Африка, Костюшко – Австралия, Винсон – Антарктида.

Неоднократный победитель и призер чемпионатов СССР. Заслуженный мастер спорта СССР. Заслуженный тренер СССР. Заслуженный тренер Казахстана. Награжден орденами «Знак Почета», «Дружбы народов», «Отан» (один из высших орденов Республики Казахстан), памятной медалью «Ветеран войны в Афганистане». Лауреат национальной премии «Тарлан». Кавалер Золотого ордена Национального Олимпийского комитета России. Окончил Казахстанский политехнический институт по специальности «Автоматика и телемеханика» (1968). Женат. Имеет троих детей: Евгений (48 лет), Сергей (46 лет), Мариам (20 лет).


 

Сегодня мы с вами, уважаемые читатели, отправимся в горы. И нашим экскурсоводом по самым высоким вершинам планеты станет выдающийся альпинист и тренер, уроженец Воронежа Ерванд Тихонович ИЛЬИНСКИЙ. В мире таких как он – по пальцам можно пересчитать. Горы – его жизнь, его любовь, его религия, а иногда, увы, и его боль. Такие они, коварные и неприступные, эти ледяные вершины, растопить которые могут лишь пламенное сердце и высочайшее, порой, сверхчеловеческое мужество. Именно поэтому «лед» и «пламень» я вынес в заглавие этого материала. Итак, готовы? Тогда в путь.

«Парня в горы тяни – рискни»

Будущая звезда отечественного альпинизма «зажглась» в Воронеже в августе 1940 года. Тогда в русско-армянской семье медиков появился второй ребенок, назвали которого непривычным для нашего уха именем Ерванд. Я выяснил, что это армянское имя персидского происхождения. С авестийского языка его можно перевести как «великий, могучий, герой». Людям, носящим это имя, неинтересно жить без приключений. Они в наименьшей степени зависят от точки зрения общества и стараются жить в соответствии со своими приоритетами. Ну, точь-в-точь про нашего героя. Сам Ерванд Тихонович за свою долгую жизнь уже устал отвечать на вопросы относительно своего имени. «Нормальное армянское имя, — говорит он. – Старшую сестру назвали испанским именем Изабелла, младшую – армянским Ануш. А «в миру» мы с детства были Беллой, Эриком и Аней. Как-то в гостинице я отдал паспорт на оформление. Администратор-армянин взял мой документ и спрашивает: «Паслюшай, дарагой, как такой хороший имя попал между таким фамилия и отчество?» Так что хорошее у меня имя, мне нравится. Спасибо маме».

С детства маленький Ерванд соответствовал своему имени – боевой, резвый, никого и ничего не боялся. Настоящий герой. Его детство прошло в Красноярске, куда семья отправилась в эвакуацию. А в 1949 году родителей-медиков направили работать в Казахстан. Вряд ли они тогда думали, что останутся там навсегда. В казахстанские степи Ильинский приехал, уже имея за спиной опыт горовосхождения. Детский, конечно. «Мое первое знакомство с горами произошло в доме отдыха под Красноярском, — вспоминает Ерванд Тихонович. – Отец повел меня на экскурсию на холмы, которые носили романтические названия Вера, Надежда и Любовь. Поход произвел на меня сильное впечатление. А потом мы с пацанами решили самостоятельно подняться на гору Лысуха. Хотели уйти утром, а вечером вернуться. Но там оказались заросли кизила, через которые мы с трудом продирались. Пришлось там заночевать. Поутру от восхождения отказались и вернулись домой, где нас ждал заслуженный ремень. Ведь нас всю ночь всем Домом отдыха искали».

Временной промежуток между первым знакомством с горами и серьезным занятием альпинизмом оказался довольно длительным – больше десяти лет. В секцию альпинизма Ильинский попал, только поступив в институт. «Меня это сразу захватило, — рассказывает он. – Но я в то время серьезно занимался пятиборьем, поэтому посещать тренировки по ОФП не было времени. Да и особого смысла. Попытался договориться с тренером, чтобы я ходил только на восхождения и на практические занятия. Не вышло, и меня оттуда выгнали. Тогда я стал ходить в горы дикарем. Там познакомился с журналистом и горовосходителем Сарымом Кудериным, с которым мы стали близкими друзьями. Он-то и пригласил меня вернуться в секцию. Было это в 1962 году».

Именно Кудерин стал первым тренером Ильинского. Но продолжалась идиллия недолго. В 1963 году Сарым погиб при восхождении в Сванетии (историческая горная область на Северо-Западе Грузии). Ерванд Тихонович продолжил дело друга. После победы команды ТуркВО под его руководством на чемпионате СССР Ильинского пригласили тренером в ЦСКА. За свою долгую карьеру он подготовил более 100 мастеров спорта СССР, 36 мастеров спорта международного класса и 24 заслуженных мастеров спорта. Но главным достижением своей жизни он считает восхождения на высочайшие вершины мира, когда под ногами остаются не только Земля, но даже облака.

«Весь мир на ладони! Ты счастлив и нем…»

Когда-то Ервана Тихоновича спросили о его мечте, связанной с горами, он ответил: «Когда я пришел в секцию альпинизма, у меня была мечта взойти на Хан-Тенгри (высшая точка Казахстана). Получилось. Потом мечтал покорить Эверест – свершилось. Хотел побывать в Антарктиде. В итоге не просто побывал, но и взошел на самую высокую точку Южного полюса гору Винсон. В свое время появилась, казалось бы, бредовая мысль совершить восхождения на высшие точки всех континентов. Тоже удалось. Покорить все восьмитысячники мира – извольте. Так что все, что я хотел, как спортсмен, — сбылось. Другое дело, как у тренера есть у меня еще кое-какие замыслы, над которыми нужно поработать».

Как это бывает в любом деле, Ильинский начинал с малого и постепенно шел, как по лестнице, к своим главным вершинам. 17 раз он поднимался на семитысячники Советского Союза. В 12  случаях – в качестве руководителя экспедиции. Четыре маршрута были высшей категории сложности, а еще на четырех группа Ильинского стала первопроходцем. «Первым идти по маршруту опасно, но безумно интересно, — рассказывает Ерванд Тихонович. – В нашем деле адреналина и так хватает, а в таких ситуациях он просто зашкаливает». Затем было командное восхождение на пять восьмитысячников массива Канченджангу в Гималаях. А в 1990 году в рамках американо-китайско-советской экспедиции наш герой «сорвал» главный куш любого альпиниста – поднялся на вершину высочайшей горы планеты – Джомолунгма, больше известной как Эверест. Помните, как у Высоцкого: «Весь мир на ладони! Ты счастлив и нем и только немного завидуешь тем – другим, у которых вершина еще впереди». Необходимо отметить, что это восхождение было без использования дополнительного кислорода, что считается у альпинистов высшим пилотажем. За все время Эверест покорили не более полусотни «бескислородных» спортсменов. Десять из них – казахстанцы.

В своей тренерской деятельности Ильинский, опираясь на опыт «стариков», все чаще привлекал к работе молодежь. Так в секции появились Максут Жумаев и Василий Пивцов, которым суждено было стать одними из главных действующих лиц амбициозной и несколько авантюрной программы «Казахстанская сборная на всех 14 восьмитысячниках планеты». Эта парочка покорила в связке 13 вершин. Не срослось со второй по высоте и сложности К-2 – на подходе к вершине подвело здоровье, и на пик взошли их товарищи по команде Денис Урубко и Сергей Самойлов. «За нами должок», — уверенно сказали по возвращению домой Максут и Василий. А должными альпинисты быть не любят.

Именно благодаря Ильинскому совсем в юном возрасте в секции появился Денис Урубко. Он разглядел в 16-летнем пареньке будущую звезду мирового альпинизма. Денис стал первым представителем стран СНГ, покорившим все 14 восьмитысячников планеты, и единственным, кто это сделал без использования дополнительного кислорода. «Ерванд Тихонович относился к горам, как к живым существам, даже разговаривал с ними, — рассказывает Урубко. – И нас тому же учил. Он запрещал ругаться на горы, когда чего-то не получалось. Говорил, что они все слышат и понимают, и когда-нибудь нас, мол, могут и наказать». Параллельно с занятиями альпинизмом Денис закончил факультет журналистики Казахстанского государственного университета, а позже стал автором 13 книг и 4 документальных фильмов о своем увлечении. Хотя… «Альпинизм – это не хобби. Он стал неотъемлемой частью моей жизни», — вторит в такт своему учителю Денис Урубко.

Помимо этого, альпинизм – очень опасное занятие. Часто радость от покоренной вершины омрачается трагической гибелью близкого человека. Горы словно забирают себе в вечные заложники лучших из лучших. «Уезжая в экспедицию, больше всего волнуюсь за людей, которых туда везу, — говорит Ильинский. – Совершить восхождение, конечно, важно. Но самое главное – чтобы люди остались целы». Всего в рамках программы «14 восьмитысячников» восхождения совершили 32 альпиниста, включая и одну женщину Людмилу Савину. Трое из них – умудренные опытом Сергей Самойлов, Валерий Хрищатый и Анатолий Букреев — навсегда остались в Гималаях. Бывали, правда, и случаи чудесного воскрешения, о которых поведал мне Ерванд Тихонович: «В 1974 году при восхождении на пик Ленина я оживил своего товарища Жору Гульнева. Притащили его и говорят, что он умер. Говорю, давайте его хоть чуть-чуть потыркаем – аптечки-то с собой не было. У меня с собой – только флакончик кардиомина и таблетки глюкозы за 6 копеек. Навели воду в литровой кружке и влили в Жору. Он и ожил. И это не единичный случай. Спускались мы как-то с восхождения, и один парень заболел, буквально умирал. Даже пена пошла изо рта. У нас кроме настойки лимонника на спирту ничего не было. Ее надо разбавлять 40 капель на стакан воды. А где зимой в горах взять воду? Поэтому мы влили настойку ему в рот не разбавляя. Через два часа он уже сидел и пил чай. Врачи объяснили это счастливым случаем: мол, спирт попал в трахею и погасил пену, вот человек и выжил».

Своим родным Ерванд Тихонович не желает подобного увлечения. Говорит, что, мол, хватит в семье одного такого «больного на голову»: «Во-первых, это очень опасно. Альпинизмом надо заниматься основательно, а то запросто шею себе свернешь. Во-вторых, он отнимает очень много времени и сил. Можно всю жизнь ходить по горам, а богатства и здоровья не нажить».

Серьезного отношения к горам Ильинский требует и от других. И это касается не только воспитанников, но и тех, кто позволяет себе разговаривать с горами на «ты», пытается рассказывать о них творческим языком. «О любой профессии, любом деле человеку, который не знает его изнутри, говорит очень сложно, — поясняет Ильинский. – Был у нас такой писатель Поваляев. Он об альпинистах такую ерунду писал. На мой вопрос «зачем?» и «для чего?» он ответил: «Я не для вас пишу, а для широкой публики». Вроде как, все вокруг дураки. Или взять фильм «Вертикаль» с Высоцким. Там альпинист умирает в горах от голода, не зная как открыть консервы. При этом рядом с ним лежит ледоруб. Полная туфта! В крайнем случае, можно потереть банку об камень – крышка сама отвалится. И таких примеров такого «творчества», увы, очень много».

В промежутках между восхождениями Ерванд Тихонович иногда восполнял «адреналиновый дефицит» различными экстремальными развлечениями. Как-то вспомнил о своей детской мечте стать летчиком и решил попробовать, что это такое сидеть за штурвалом. Ему доверили управлять вертолетом. «Правда, рядом сидел пилот, который в любой момент мог исправить мою ошибку, — с улыбкой вспоминает Ильинский. – Поэтому большой ответственности я тогда не почувствовал».  Другой занимательный эпизод так же связан с небом. «Однажды я прыгнул с парашютом в компании наших армейский ребят, — рассказывает Ерванд Тихонович. —  Взлетели, набрали высоту, следует команда: «Пошел!» Вижу, все с интересом смотрят на меня и ждут моей реакции. Ну, думаю, не надейтесь, ребята, что будет над чем посмеяться. Подошел к выходу и вывалился. После приземления все меня спрашивают: ну, как? Я отвечаю: не хочу, мужики, вас обижать, но ощущение, как будто прыгнул со шкафа. Надо просто решиться на прыжок, а там уже спокойно летишь. У нас же все восхождение – адреналин: то сам упадешь куда-нибудь, то на тебя что-то упадет. Вот так и лавируешь между этим иногда неделю, иногда две».

«Лучше гор могут быть только горы»

Как Пушкин – наше все в литературе, так и для Ильинского горы стали его всем. И все-таки коварная судьба, нет-нет, ставила перед ним, как перед любым человеком, сложные жизненные дилеммы. Не все сразу гладко складывалось в личной жизни. Ну, какая женщина сможет на протяжении многих лет терпеть многомесячные отлучки мужа?! Хотя, сам Ерванд Тихонович говорит, что все его жены хорошо относились к альпинизму. Перед серьезной проблемой выбора встал он и при выборе профессии. «Закончив Политехнический институт я работал старшим научным сотрудником в лаборатории, — рассказывает наш герой. – Даже начал какую-то диссертацию писать. Но пришлось выбирать – заниматься наукой или спортом. Я выбрал второе и нисколько не жалею об этом».

С годами все, конечно, изменилось. В свои без малого 80 лет Ерванд Тихонович по-прежнему пребывает в прекрасной физической форме, но по отношению к альпинизму является, по его же словам, «любопытствующим наблюдателем». Его нынешняя «вершина» – уютный домик в поселке «Горный (заметьте – совпадение?!) садовод». Правда, огородник из него так и не получился. «Как-то купил ведро отборной картошки, посадил, холил-лелеил ее все лето и выкопал…то же ведро. Только мелкой и объеденной всякими грызунами, — смеется. – Агроном из меня вышел никудышный».

Зато любить, мечтать и удивляться он не разучился. Любит свою семью, друзей, воспитанников. Не мудрено, что все отвечают ему взаимностью. Мечтает проплыть по Амазонке и побывать на Северном полюсе. Чувствует, что эти затеи можно осуществить. Правда, сомневается в реальности того самого осуществления, учитывая возраст. Что касается удивления?.. «Я продолжаю удивляться человеческим отношениям, которые иногда очень странно развиваются, — говорит, прощаясь, Ерванд Тихонович. – Наверное, когда человек перестает чему-то удивляться, наступает время умирать. А я туда не спешу».

…Во сне он снова и снова видит себя на вершине Эвереста и просыпается утром с абсолютной уверенностью, что «лучше гор могут быть только горы, на которых никто не бывал».

Андрей ЛЕПЕНДИН.

(еженедельник «Игрок» № 30 (1395) от 4 августа 2021 года)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button