ИгрокО проекте

Ребята с нашего двора. Тулуповы!

Анекдот от Тулупова-старшего

Посвящается действиям ВАДА накануне Олимпиады в Рио

Советское время. Кабинет в Комитете госбезопасности. Друг против друга сидят, заполняя дежурные бумаги, два хмурых чекиста. Вдруг один из них начинает истерически хохотать. Второй с недоумением и вопросительно смотрит на него. Коллега, тут же посерьезнев, поясняет: «Да вот тут анекдот придумал. 10 лет за него давать будем».

Трудно и одновременно интересно писать о коллегах. Особенно тогда, когда один из них — твой учитель, а другой — ученик. Трудно и одновременно интересно писать о друзьях. Особенно тогда, когда с одним ты на «вы», а другой — на «вы» с тобой. Трудно и одновременно интересно писать о таких похожих, но совсем разных людях. Особенно тогда, когда один — отец, а другой — его сын. И все-таки, совсем не трудно и чертовски интересно общаться с такими эрудированными и интеллигентными людьми. Особенно тогда, когда не надо мучительно придумывать вопрос, на который ты получишь заведомо прогнозируемый ответ.

Встреча с Владимиром Васильевичем и Василием Владимировичем Тулуповыми — это сплошная импровизация. Угадайте, например, с десяти раз, что к нашему «чаю втроем» подготовил в качестве десерта декан факультета журналистики ВГУ. Впрочем, даже не пытайтесь. Малосольные огурцы! На мой вопрос с крайней степенью удивления: «Это что, закуска?» Владимир Васильевич со своей улыбкой крайней степени обаяния ответил: «Да вот, первый раз сам засолил. Принес на дегустацию».

Это и есть весь Тулупов. Остроумный человек с грустной улыбкой и железным характером. Сегодня таких «уникальных» у нас в гостях будет сразу двое. И поскольку традиционные инициалы — ВВТ — не позволяют мне разделить для читателя их различные взгляды на реалии нашей жизни, ответы моих собеседников будут начинаться со слов «Отец» или «Сын». В такой же последовательности давайте для начала с ними и познакомимся.

Владимир Васильевич ТУЛУПОВ

Родился 8 августа 1954 года в городе Черниковск Башкирской АССР, который в 1956 году вновь был включен в состав Уфы. Закончил филологический факультет Башкирского государственного университета, аспирантуру Воронежского государственного университета. Доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой рекламы и дизайна, декан факультета журналистики ВГУ (с 1994 года). Член Союза журналистов России. Почетный работник высшего профессионального образования (2012 год).

Главный редактор научно-практического альманаха «Акценты. Новое в массовой коммуникации» и научного журнала «Вестник ВГУ. Филология. Журналистика». Лауреат Невской премии СПбГУ в области изучения журналистики и массовых коммуникаций (2001 год). Обладатель почетного знака СЖР «Честь. Достоинство. Профессионализм» (2011 год). Обладатель почетного знака правительства Воронежской области «Благодарность от земли Воронежской» (2014 год).

Работал в газетах: «Уфимская неделя», «Ленинец», «Вечерняя Уфа», «Деловой человек», «Авось!», «Утюжок», «Воронежский курьер», «Независимый курьер», «Эфир-365», «Инфа».
Женат. Имеет троих детей: Константин (40 лет), Ксения (33), Василий (27). Трижды дед: Ростислав (15), Ясна (2), Мария (2).

Несуразица от ТУЛУПОВА-старшего

На самом деле я родился 1 августа. До меня было три дочки, а отец страсть как ждал сына. И вот чудо произошло. Папка от души гулял по русскому обычаю, и только через неделю мама заставила его пойти оформить документы на вожделенного сына. Отсюда и появилась «неделя минус». Так что теперь у меня два официальных дня рождения в году. Я к этому привык и, честно говоря, не переживаю по этому поводу.

ТУЛУПОВ Василий Владимирович

Родился 11 декабря 1988 года в Уфе. Женат.
Закончил факультет журналистики и аспирантуру ВГУ. В 2013 году защитил кандидатскую диссертацию «Репрезентация феномена спорта в процессе массовой социальной коммуникации» в Кубанском государственном университете.
Чемпион области по бегу на средние дистанции. Неоднократный участник чемпионатов страны в этих же дисциплинах. Кандидат в мастера спорта по легкой атлетике.
Сейчас работает в РИА «Воронеж», сотрудничая с рядом печатных и электронных СМИ.

 

Гармонично развитая личность

— Владимир Васильевич, какие воспоминания остались у вас о раннем детстве?

Отец: Не поверите: самые радужные. И это несмотря на то, что часто приходилось не жить, а выживать. Битвы район на район в то время были чем-то святым. Сколько тебе лет и сколько в тебе роста — никто не спрашивал. Коль мужик, то и будь мужиком. Так что в нашем хулиганистом районе выживали только сильнейшие. Но настоящие спортсмены именно в таких районах, наверное, и рождаются. У Тендрякова есть повесть «Весенние перевертыши». Как будто про нас написана. Мы никогда ни на что не жаловались. Родители, естественно, ничего не знали, а на самом деле все было очень серьезно: либо ты кого-то, либо кто-то тебя.

— Так и провели все детство в бесконечных драках?

Отец: Нет, конечно. Для всех нас священным местом был школьный спортивный зал. Пусть маленький, ободранный, но для нас он был «Лужниками» в квадрате. Мы в нем сутками пропадали. Причем виды спорта культивировались совершенно разные. Я, например, входил в сборную школы по баскетболу, хотя росточком был от горшка два вершка. Зато дальним броском владел чуть ли не идеальным. Уже через много лет произошел забавный эпизод, когда к нам на гастроли приехал театр имени Гоголя во главе с Чирковым, Пашутиным, Женей Меньшовым и другими звездами. Я в то время в молодежной газете вел театральную рубрику. Так случилось, что с труппой театра я поехал в спортивный лагерь авиационного института. Будущие летчики вызвали артистов на баскетбольный бой. Поскольку все были далеко не Сабонисами, я на площадке выглядел просто красавцем. А вот забить — напасть какая-то — никак не мог. Наконец Пашутину все это надоело, и он выдал в мой адрес тираду на чистом русском мате. Прицел у меня тут же наладился, и мы в итоге победили.

— Баскетболом ваша спортивная юность так и ограничилась?

Отец: Что вы! Летом — футбол с утра до вечера. Зимой — хоккей на катке, который мы сами же и заливали. Сейчас это, может быть, и напыщенно звучит, но тогда для всех существовала негласная установка: быть гармонично развитой личностью. Ты по определению должен быть первым в учебе, в спорте, в музыке. Да во всем! С музыкой у меня не очень получилось, а в остальном — полный порядок. Был отличником в школе, ходил в драмкружок, с которым дважды становился лауреатом республиканского конкурса, рисовал. Это воспринималось так, как будто так и надо. Более пристальное внимание спорту я стал уделять уже в старших классах.

— Это была заслуга родителей?

Отец: Пожалуй, что нет. Папа Василий Иванович умер, когда мне едва исполнилось десять лет. Поэтому о его спортивных заслугах мне говорить сложно. А вот его брат, Иван Иванович, всерьез занимался боксом, выигрывал городские соревнования и в чем-то, конечно, на меня повлиял. И все-таки в спорт привела меня улица. Был в нашем дворе такой Валера Шаманин — года на три старше нас всех. Так он с нами постоянно чем-то занимался, что-то организовывал, чему-то учил. И еще, конечно, пионерские лагеря, где я поводил каждое лето. Кстати, именно там я научился играть в бильярд.

Здесь Владимир Васильевич замолчал и хитро улыбнулся. Позволю себе заполнить паузу и вставить несколько слов от себя. Дело в том, что уже много лет журналистская братия раз-два в год собирается за зеленым сукном, дабы выявить сильнейшего. Не буду скромничать, ваши покорные слуги входят в элиту журналистского бильярда и частенько скрещивают кии в решающих поединках. Поскольку происходит это уже много лет, точной статистики личных встреч предоставить мы не можем — где-то 50 на 50. Но крайнюю минувшей осенью, позволю себе похвастаться, выиграл все-таки я.

«Был у нас там баянист, — продолжает Владимир Васильевич. — Он-то и решил нас обучить древней игре. Через пару недель мы стали его обыгрывать, чем вызывали у него невероятный гнев».

— А мама как относилась к вашим спортивным увлечениям?

Отец: Моя мама Мария Андреевна была родом из одного с отцом села Байтермиш, что на севере Самарской области. В тех краях я у бабушки и дедушки проводил почти каждое лето. Самое, наверное, счастливое время в моей жизни. Всю войну мама проработала трактористкой, была физически крепким и сильным человеком. Таковых же и приветствовала. А отец, который долгие годы проработал директором школы, привил мне любовь к педагогике и к живописи.

Курение вредит вашему здоровью

— Вася, а тебе кто и что привил?

Сын: У нас с отцом примерно одинаковая история. Глядя на его увлечение спортом, я никак не мог пройти мимо этой «заразы». Поначалу занимался всем подряд. Даже с сестрой частенько выходили во двор мяч погонять. Меня, как самого мелкого, постоянно гоняли бегать за улетевшим мячом. Потом, когда я всерьез занялся бегом и начал добиваться результатов, ребята даже шутили: вот, мол, мы-то тебя и натренировали. Спорт в разном его проявлении был в моей жизни занятием почти круглосуточным. Ради него я был готов почти на все.

— А почему «почти»?

Сын: В третьем классе друзья научили меня курить. А затем случай свел меня с тренером по баскетболу Людмилой Петровной Яновой, в секцию к которой я без раздумий пошел. Но даже тем детским умишком сразу понял: если спорт, значит, долой сигареты. Вот и не курю до сих пор. Позанимался там, попробовал себя в футболе — чувствую, что не мое. Тем более возраст у меня получается ни туда ни сюда. В беге же, где я во многом случайно оказался, мой неудачный декабрьский возраст большого значения не имел. Так, потихоньку, потихоньку — вот уже 16 лет бегаю. Начались спортивные лагеря, сборы. То есть практически вся жизнь превратилась в одну большую тренировку. Сверстники, которые были далеки от спорта, мне представлялись людьми с другой планеты.

— У вас в повествовании получается какое-то дежавю… Либо договориться успели перед нашей встречей?

Отец: Андрей, о чем нам было договариваться, если за нас это сделали жизненные обстоятельства? Я рос фактически без отца, а Васе было на кого равняться. Вот и получились мы такие близнецы-братья из разных возрастных категорий.

Сын: Есть еще банный вопрос, о котором мы забыли поговорить. Года в три-четыре отец начал водить меня в баню. Я наравне с мужиками и на их удивление выдерживал полный сеанс в парной на коленях у отца. С годами эта банная привязанность превратилась в болезнь. Сейчас я уже в течение многих лет — идейный руководитель и организатор банных походов для моих друзей и друзей моего отца.

Если б я был…

— После такой бурной спортивной юности нет разочарования в том, что не посвятили всю свою жизнь спорту в любом его проявлении?

Отец: Многократно нет. Пусть что-то и получалось у меня в свое время в баскетболе — я рассматривал занятие им как развлечение. Приоритеты были все-таки иные. В детстве я мечтал стать писателем, художником и, правда, футболистом. Но первые предпочтения пересилили. Даже в области журналистики мои художественные увлечения в одно время стали источником семейного дохода. Едва я оказался в Воронеже, меня оценили прежде всего как карикатуриста. Тем и жил, получая пусть небольшие, но гонорары. Примерно такая же ситуация была и в спорте. Он всегда был рядом, и я посвящал ему максимум свободного времени. Но основная работа во все времена оставалась на первом месте.

— То есть спорт для вас как был, так и остался развлечением?

Отец: И да, и нет. В Уфе с коллегами-журналистами мы организовали спартакиаду журналистов Урала. Сначала в ней принимали участие четыре региона, потом стали подтягиваться и другие наши соседи. По сути дела, тот международный журналистский фестиваль, который уже много лет проходит в Воронеже, является собратом нашего, уфимского. Только более серьезного уровня и масштаба.

Сын: Не буду лукавить: все последние годы я был реально болен бегом. Моей программе тренировок удивлялись даже профессионалы: 10 километров — с утра, 25-30 километров — вечером. И так каждый день, невзирая на температурный режим. Пять раз я принимал участие в чемпионатах страны, но для того, чтобы попасть в сборную, каждый раз чего-то не хватало. Скорее всего, полной самоотдачи, поскольку я в свое время сделал выбор в пользу журналистики. И ни капельки на сегодняшний день не жалею. Многие мои друзья, видя тот объем работы, который я ежедневно выполняю, удивляются: откуда только силы берутся? Наверное, природа одарила, а я этим даром пренебрег.

— И все-таки, на нашу сегодняшнюю встречу ты припозднился именно из-за своей пробежки.

Сын: Сто раз готов извиниться, но это стало для меня традицией, потребностью, даже, если угодно, болезнью. Все близкие к этому бзику привыкли и не удивляются моему упорству. Я бы даже сказал — «упрямству», которым одарили меня отцовские гены.

Отец: Он еще в школе написал прекрасное эссе «Бегом к себе». За один вечер написал. После отцовского втыка.

Сын: Понятия «отцовского втыка» для меня никогда не существовало. Он всегда был другом, наставником, учителем и добрым советчиком. Слово «ОТЕЦ» я всегда буду писать с четырех заглавных букв.

Кстати, два дня назад Владимир Васильевич отметил свой настоящий день рождения. «Игроцкая» команда от всей души поздравляет своего друга и учителя с этим праздником! И не только мы! А с вами, уважаемые читатели, мы встретимся ровно через неделю, чтобы продолжить разговор в прекрасной компании «Тулупов и сын». Оставайтесь с нами!

С вами был Андрей ЛЕПЕНДИН.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button