ИгрокФутболФУТБОЛка

«БРИГАДИР» ВОРОНЕЖСКОГО ФУТБОЛА

Сергей Викторович CАВЧЕНКОВ

Родился 1 января 1955 года в городе Людиново (Калужская область). Окончил МОГИФК (1987), Высшую школу тренеров (1992).

Мастер спорта СССР (1984). Выступал за: «Салют» (Белгород), «Динамо» (Санкт-Петербург), «Зенит» (Санкт-Петербург), «Спартак» (Москва), «Факел» (Воронеж), сборную РСФСР.

На тренерской работе с 1988 года: «Динамо» (Санкт-Петербург), «Факел» (Воронеж), «Текстильщик» (Камышин), «Металлург» (Липецк), «Металлург» (Красноярск), «Балтика» (Калининград), «Салют-Энергия» (Белгород), «Атлантас» (Клайпеда, Литва).

Женат. Имеет сына Антона (32 года), дочь Анастасию (25 лет), внука Арсения (2 года).

Андрей КАРПЕНКО, защитник «Факела» середины 90-х годов:

— Это профессионал во всех отношениях. Работая под его началом, и мы стали профессионалами. Все тренировки под руководством Савченкова приносили только положительные эмоции. Он учил нас не просто любить футбол, а дарить эту любовь тем, кто искренне предан такой замечательной игре. От общения с ним остались только добрые воспоминания.

Сергей РУДАКОВ, заместитель председателя Воронежской областной Думы:

— Савченков — футболист с большой буквы. И человек, бесконечно преданный воронежскому футболу. Его звали в легендарный «Спартак», а он остался верен «Факелу». Это о многом говорит. Как тренер, по моему глубокому убеждению, он мог бы работать в любой команде премьер-лиги. Савченков подарил Воронежу футбол такого уровня, который до его прихода нам и не снился.

Геннадий СЕМИН, полузащитник «Факела» середины 90-х:

— Он умел доверять всем, кто относился к футболу с открытым сердцем. Мы понимали то, чего он, как тренер, от нас хотел, Сергей Викторович знал, что мы не двужильные. Работа на доверии стала для всех нас главным стимулом для достижения тех высот, о которых даже думать раньше не смели.

Оганез МХИТАРЯН, полузащитник «Факела» середины 80-х годов:

— Это человек, которому можно доверять всегда и везде. Играя с кем бы то ни было, мы знали, что сзади у нас все в порядке. Он был всегда надежен и стабилен. Много требовал от себя, но и не менее требователен был в отношении нас.

Леонид ШИФРИН, обозреватель РИА «Воронеж»:

— Савченков — один из самых ярких воронежских футболистов. Этот человек мог бы играть в любом клубе премьер-лиги. В свое время вместе с Олегом Осиповым он составлял едва ли не лучший оборонительный тандем российского футбола. Он умел на поле все. Кроме футбольного таланта, Сергей Викторович может похвастаться и своим интеллектом. Когда-то он был одним из лучших тренеров первой — тогда еще советской — лиги, сегодня же доказывает свою профессиональную состоятельность, работая за границей. Удачи тебе, мой друг, для тебя футбол есть смысл жизни.

Владимир ВАСИЛЬЕВ, врач «Факела»:

—  Сережа был прекрасным футболистом, никогда ни на что не жаловался. Конечно, были у него травмы. Но он в первую очередь думал не о себе, а о ребятах. Командные интересы всегда ставил во главу угла. Такого мужика с большой буквы еще надо поискать.

Геннадий СОШЕНКО, полузащитник «Факела» 80-х годов:

— С Сергеем мы познакомились в 1976 году. С тех пор дружим семьями. Умный и прекрасный человек. Благодарен ему за то, что он в свое время перетащил меня из Белгорода в Воронеж, где была не просто команда, а суперклуб. Я горжусь, что играл в «Факеле» вместе с капитаном Сергеем Савченковым.

«БРИГАДИР» ВОРОНЕЖСКОГО ФУТБОЛА

Сейчас он живет и работает за границей, в Литве. Да и чаевничали мы с ним в баре гостиницы с далеко не русским названием «Art Hotel». Но стоит мне произнести данное ему болельщиками футбольное звание – Бригадир, — как сердца нескольких поколений любителей футбола Воронежа начнут учащенно биться. А как же иначе, если речь идет о человеке, который отдал много лет воронежскому футболу? Сначала в качестве игрока и капитана «Факела», затем — в роли тренера. И пусть сейчас он далеко от города, навсегда ставшего ему родным, он был и останется бесконечно уважаемым воронежским парнем Сергеем САВЧЕНКОВЫМ. Приехав домой всего на пару дней, Сергей Викторович нашел-таки время на традиционную «игроковскую» чайную церемонию, протокол которой мы и предлагаем вашему вниманию.

Предматчевая пресс-конференция

— Мы знакомы уже сто лет. Но о вашем ясельном детстве и пионерской юности мне почти ничего не известно. Давайте ликвидируем этот пробел. Каким был маленький Сережа Савченков? Кем были его родители?

— Что касается детства и юношества, то у всех спортсменов они были одинаковые. Сколько я себя помню, в моей жизни был футбол. Во дворе, в голове, во сне. Где угодно. Я с ранних лет жил только футболом. Вместе с этим — сплошные ограничения, борьба за выживание. И все ради одной цели: стать лучшим среди равных.

— Со стороны родителей помощи не было?

— Почему же? Они гордились пусть небольшими, но все-таки достижениями своего сына. Они у меня были служащими. Отец Виктор Иванович, мама Тамара Васильевна много времени отдавали работе, оставляя нас — молодежь — на попечение старших братьев. Семья у нас была большая: двое старших братьев и две младшие сестры. Поэтому моими воспитателями с ранних лет были братья. Для них спорт изначально являлся чуть ли не главной составляющей жизни. Старший брат — боксер, средний занимался футболом, играл в профессиональной команде «Локомотив» (Калуга).

— Так кто же в итоге подарил вам путевку в большой спорт?

— Как и все в то время, я играл в футбол во дворе. Родители вообще не были в курсе, а я ходил со старшим братом за компанию на тренировки. Иногда у них не хватало человека на поле — приглашали меня. Играл, нравилось. Когда пришла пора формировать команду моего возраста, я автоматически в нее и попал. Это по тем временам было чем-то «супер». Команда нашего города становилась чемпионом области, боролась за призы на российском уровне. Ребят даже освобождали от работы, чтобы имели возможность тренироваться и выдавать результат. Мы ездили на различные турниры, а за нами — селекционеры, которые в итоге и отследили  меня как футболиста.

— А на «похулиганить» время оставалось?

—  Имея старшего брата, во времена моего детства тихоней я быть просто не мог. Я был парнем спортивным, причем занимался не только футболом. Играл в баскетбол, волейбол, гандбол, участвовал в соревнованиях по пожарно-прикладному спорту, был призером области по легкой атлетике. Все это помогало развиваться физически и в нужный момент поддержать старших братьев.

— Как вы успевали совмещать занятия спортом и учебу в школе?

—  Очень просто. В школе у меня не было никаких проблем. С успехом закончил строительный техникум, физкультурный институт. Меня даже отправили в лагерь «Орленок», что по тем временам было наградой за хорошую учебу. Я умудрялся все домашние уроки делать на переменах.

Первый тайм

— Переходим к вопросу о том, как вы попали в большой футбол.

— На очередном турнире профсоюзных команд, куда постоянно приезжали тренеры-селекционеры, меня пригласили сразу в четыре клуба: «Житомир», «Терек» (Грозный), курский «Авангард» и белгородский «Салют». Выбрал последний вариант и впервые очутился в команде мастеров. Стал получать зарплату за то, что делал. Пусть она была небольшой, но это были деньги.

— Последнего защитника вы стали играть изначально или были другие варианты?

— Нет. С самого начала моей футбольной карьеры я был только защитником. В детстве мне предлагали попробовать себя в роли голкипера, но я отказался. Мне нравилось оборонять свои ворота, быть игроком, который помогает вратарю. А забивать — пусть это делают другие.

— Тем не менее, вы вели свою бомбардирскую бухгалтерию?

— Никогда не ходил забивать ради того, чтобы потешить тщеславие. Я делал свою работу, за что, надеюсь, меня и ценили. Горжусь тем, что большинство мячей, которые я забил, стали для «Факела» победными. Старался оказаться в нужное время в нужном месте.

— И все-таки есть голы, которые навсегда остались в памяти?

— Повторюсь: подключался вперед в интересах команды, а не ради моей, как вы говорите, бухгалтерии. Когда необходимо было вырывать победу или когда проигрывали, конечно, шел и по возможности забивал. Помогал «Факелу» в тот момент, когда было тяжело. А запомнился мяч, который я забил в ворота запорожского «Металлурга», когда стоял вопрос о выходе в высшую лигу. Мы проигрывали 0:1, 1:2, 2:3. И на последней минуте я стал автором гола, который обеспечил победу.

— Капитан «Факела»: это для вас было в какой-то степени обузой или почетной обязанностью?

— Для меня это была реальная нагрузка, и в то же время — большая ответственность. Я был для команды в какой-то степени тренером на поле, точнее — передавал его идеи и мысли. В команде всегда должен быть стержень. Таковым выбрали меня. Горжусь этим и надеюсь, что не подводил «Факел», когда было сложно.

— А были в ваше время в команде другие «стержни»?

— Вы знаете, капитана выбирали всем коллективом. В то время в «Факеле» не было ни одного местного игрока. Но это не мешало нам биться за Воронеж от всей души. Кого-то уже нет, кто-то покинул город, но мы бесконечно любим и ценим наш «Факел».

— Знаю, что вас не раз приглашали в московский «Спартак».

— Было дело. И не раз, а трижды. Летим как-то из Львова в Воронеж через Москву, а столица не принимает. Нас сажают (улыбается) в Воронеже, а в московском аэропорту меня ждет администратор «Спартака», которого послал сам Бесков. Увы… Я так и остался игроком «Факела». Навсегда. Тогда в Воронеж пришел главным тренером Марьенко. У нас собралась команда, которая могла бороться за высокие места в чемпионате СССР. Владимир Фирстов, который затем стал председателем спортивного комитета Воронежской области, как-то вычислил меня в Москве и привез к министру спорта, там был и Бесков. «В «Спартаке» играть хочешь?» — спросил он меня. Я ответил отказом, поскольку считал «Факел» очень перспективной командой. И все-таки три матча за «Спартак» я провел. Один из них — в Воронеже, болельщики были в шоке.

— Почему — Бригадир?

— Болельщики на Восточной трибуне, когда было сложно команде, начинали скандировать: «Бригадир!». Они работали на ВАСО, и для них понятие «бригадир» было уважаемым. Спасибо им за то, что так оценивали мою игру.

Второй тайм

— Когда к вам пришла идея стать тренером?

— Когда меня попросили из команды. Я очень много узнал от Марьенко, анализировал, как он тренировал и работал с командой, записывал за ним все, чему он учил. Теперь это моя работа и жизнь. Спасибо Виктору Семеновичу за это. Пришлось поступать в Высшую школу тренеров, а в советские времена это было безумно сложно. На Москву и Ленинград давалось по семь лицензий, а нам всего одна. Когда же в «Факел» пришел Полосин, я получил приглашение стать его помощником. Естественно, согласился. Для меня это был первый шанс. Случались у нас споры, когда сталкивались разные взгляды на игру, но именно его я считаю своим первым наставником. Когда Анатолий Федорович ушел, команда осталась по мою душу. Многие футболисты покинули «Факел», пришлось заняться комплектованием. Из Калининграда мы взяли Елышева, Борю Востросаблина — из Ленинграда, Андрея Саморукова и Эдуарда Коптилого — из Москвы, чуть позже из Курска — Есипова. Жизнь продолжалась.

— Тяжело было начинать тренерскую работу таким образом?

— В союзной первой лиге просто в любом случае быть не могло. 24 команды практически из всех республик СССР — это, извините, похлеще, чем нынешняя высшая лига. Тем более что с финансированием становилось все хуже и хуже. В результате созданная нами молодая амбициозная команда стала разваливаться.

— А вы оказались в Камышине. Каким образом?

— Давний приятель сделал предложение. Почему бы нет? Тут же мне стали звонить ребята из «Факела», которые остались без работы. В итоге «Текстильщик» с шестью бывшими игроками «Факела» выступал в Кубке УЕФА, где, по большому счету, должна была играть воронежская команда.

— Говорят, что в одну реку нельзя войти дважды. Вы в роли главного тренера в реку «Факела» входили трижды, и притом каждый раз вас «уходили». Ради чего?

— Воронеж давно стал для меня родным. Я всегда хотел жить и работать дома. А за то, что, как вы говорите, «уходили», — поверьте, я не в обиде. Для меня «Факел» был и остается родной командой. Мы получали удовольствие от футбола и единения с болельщиками, за что я воронежским любителям футбола всю жизнь буду благодарен.

— А если будет четвертое предложение, вы согласитесь?

— Знаете, как говорят: от тюрьмы и от сумы не зарекайся… Тем более что вернуться в Воронеж всегда буду рад.

— А нынешняя работа за пределами России вас устраивает?

— Вполне. Во-первых, всегда интересно работать с той командой, которая выступает на европейском уровне. Во-вторых, мы много занимаемся с молодежью, которая составляет костяк нынешнего «Атлантаса». Сейчас шесть наших молодых ребят приглашают в сборную страны. Значит, мы не зря трудились.

Дополнительное время

— Как семья относится к вашему долгому отсутствию?

— Я бы покривил душой, если бы сказал, что положительно. Но такова жизнь, тут уж ничего не поделаешь.

— Раскройте секреты ваших семейных праздников, традиций.

— Всегда стараемся отмечать новогодние праздники, учитывая, что 1 января мне довелось родиться. А дальше все сложно, поскольку мы не хозяева своему времени.

— Если литература, то каковы ваши приоритеты?

— В большинстве своем — историческая.

— А если спорт, то, кроме футбола, какой?

— Люблю все игровые виды. Еще импонирует легкая атлетика и биатлон.

— Ваш любимый город?

— Ха-ха три раза! Конечно, Воронеж!!!

— Ваше любимое блюдо?

— Не поверите: жареная картошка. Причем в собственном исполнении.

— Как проводите свой досуг?

— Если доводится быть дома, то только с семьей. Это главный праздник. Если где-то далеко, то интернет, где можно найти много интересного. И еще рыбалка. Только на удочку и только чтобы клевало. Не ради рыбы, а ради процесса.

— Согласитесь с тем, что в 60 лет жизнь только начинается?

— Конечно! Не зря говорят, что человеку столько лет, на сколько он себя ощущает. Мне 60?! Да я вас умоляю! В душе я — пацан. Работаю с молодежью и чувствую себя таким же. Ежедневно поддерживаю спортивную форму. То в тренажерном зале, то на футбольном поле.

— Вы можете назвать себя счастливым человеком?

— Конечно! У меня замечательная семья, любимая работа и футбол, которому я предан всю свою жизнь. А что еще нужно для счастья?..

Вопросы задавал Андрей ЛЕПЕНДИН.

Фото из семейного архива Сергея САВЧЕНКОВА и из архива Музея спорта. 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button