ИгрокФутболФУТБОЛка

Марина БУРАКОВА. Капитан, капитан, улыбнитесь!

Справка «Игрока»

Марина БУРАКОВА

Родилась 8 мая 1966 года в Смоленске. Закончила Смоленский институт физкультуры. Мастер спорта по женскому футболу. Кандидат в мастера спорта по легкой атлетике. Выступала за команды: «Калужанка» (1991-94), «Энергия» (Воронеж, 1995-99, 2002-04), «ВДВ-Рязань» (2000-01), «Флеш-Хейм» (Германия, 2002), «Лада» (Тольятти, 2005-06), «Надежда» (Ногинск, 2006-10).

Пятикратный чемпион России, шестикратный обладатель Кубка России. Член сборной страны (1991-2006). Провела за национальную команду 150 игр. Участник двух финалов чемпионата мира и двух финалов чемпионата Европы. Входила в состав символической сборной мира (1998). Лучший последний защитник России (1995-2007). Награждена медалью «За добро» (Московская область), орденом УЕФА за 100 и более игр за национальную сборную. Обладатель премии «Золотой стрелец» — лучший игрок России (1997). Замужем. Имеет сына Александра.


Сегодня в гостях у «Игрока» легендарная футболистка и очень красивая женщина — Марина БУРАКОВА. За свою спортивную карьеру она сменила много клубов, выступала за сборную страны. Но, где бы она ни играла, всегда была капитаном команды. Поскольку наша постоянная рубрика называется «Чай втроем», на встречу Марина пришла со своим замечательным мужем Сергеем. Так что наше вам троекратное «ура!».

Кстати, поводом встретиться с Мариной стали не только ее спортивные заслуги. Во-первых, совсем недавно она отметила «очень круглую» дату в своей насыщенной событиями жизни. Во-вторых, ее наградили очень-очень почетным орденом УЕФА. А в-третьих… Давайте послушаем Марину.

— Итак, начнем с детства и вспомним, какой она была, маленькая Марина. Тогда еще, как я понимаю, не Буракова.

— Конечно. Тогда я была Зябликова. Родители мои работали на производстве. Иногда в две, а то и в три смены. Дома бывали редко, поэтому моим воспитанием все больше занимался брат, который старше меня на 10 лет. Владимир был «болен» футболом и хоккеем и меня заразил этим увлечением. Я ему очень благодарна за то, что приучил свою сестренку к этим видам спорта. Он надевал на меня валенки, ставил на ворота и говорил всем: «Кто попадет в нее шайбой, тому голову откручу». Естественно, играла с ними и в футбол. Когда же попала в секцию легкой атлетики, там у нас футбола было, наверное, даже больше, чем легкой атлетики. А с папой мы постоянно ходили на футбол — болели за «Искру». Раз отец не смог пойти, и я отправилась на стадион одна. Оказавшись в компании мужиков в гордом одиночестве, сначала чувствовала себя неуютно. Но они стали угощать меня конфетами, апельсинами, мороженым. И болели больше не за «Искру», а за меня. В седьмом классе я попала в спортивный интернат, где и получила среднее образование.

— И все-таки, каким образом вы занялись этим совсем не женским видом спорта?

— Все получилось во многом случайно. В институте мы проводили между факультетами соревнования среди женщин по футболу. Каждая игра превращалась в настоящий праздник. Ребята приходили с кастрюлями, с флагами. Гремели, кричали, поддерживали нас. Там я со своим будущим мужем и познакомилась. Не будь его в моей жизни, вряд ли бы состоялась футболистка Марина Буракова. Я очень поздно начала профессионально заниматься футболом. Спустя семь месяцев моей футбольной карьеры на товарищеской встрече на меня обратил внимание Олег Борисович Лапшин и пригласил в сборную СССР. Попав туда и увидев, как играют девчонки, я поняла, что мой технический арсенал далек от футбола высших достижений. И тут ко мне на помощь вновь пришел мой муж и наставник.

— Сергей, вы действительно стали своего рода крестным отцом футболистки Марины Бураковой?

—  И да и нет. В то время я работал преподавателем в сельскохозяйственной академии в Калуге и тренировал футболистов. Марина с моими ребятами и занималась. Команда была приличная. Работа с ней, уверен, помогла Марине выйти на столь высокий уровень. Я сам в свое время играл в команде мастеров и уверенно могу сказать, что некоторые девчонки делают на поле то, чего многим мужикам не снилось. Мне все это нравилось, я увлекся этим видом спорта и, наверное, увлек им и Марину.

— Вас не напрягало то обстоятельство, что жена занимается совсем не женским видом спорта?

— Когда Марину награждала «Золотым стрельцом» супруга Валентина Козьмича Иванова, двукратная олимпийская чемпионка, она спросила меня примерно то же самое. Я ответил, что если женщина хочет, то ее желанию мешать не стоит.

— Марина, как вам, человеку, едва пришедшему в футбол, капитанилось?

— Это преследовало меня на протяжении всей карьеры. Даже в сборной страны на руке носила капитанскую повязку. Это, с одной стороны, огромная ответственность, с другой — возможность влиять на коллектив. Видимо, своей игрой, отношением к делу я заслужила это высокое звание. Я действительно все эти годы «болела» футболом. В 2001 году на турнире в Китае получила тяжелейшую травму крестообразной связки. Операцию сделали успешно, но о футболе посоветовали забыть. А через полгода — финал чемпионата мира. Тренер сборной заверил меня, что, если восстановлюсь, место в команде за мной зарезервировано. Я  Телец по гороскопу, человек упертый. Начала работать самостоятельно, поскольку никому, кроме мужа, была не нужна. А уже через два месяца — никто в это не верил — я с мальчишками играла в футбол на снегу. И в Америку на финал чемпионата мира попала.

— В Воронеже вы оказались благодаря Ивану Васильевичу Саенко. Можете сказать несколько слов о ваших взаимоотношениях?

— Иван Васильевич — личность, конечно, неоднозначная. Первые два года все было нормально, а дальше, признаюсь честно, работать с ним мне было нелегко. 1995 год, когда я пришла в «Энергию», стал самым счастливым в моей футбольной карьере. Тренеры, руководство и девчонки демонстрировали такой высокий уровень профессионализма, что можно было только позавидовать. В том же году мы сделали золотой дубль, и я в решающем матче чемпионата стала автором одного из голов, что со мной случалось крайне редко. В целом же отношения с Саенко у меня, мягко говоря, сложились непростые. Много у нас с ним было непримиримых войн. И все-таки я очень благодарна за то, что он закалил во мне характер. В жизни мне это очень помогает.

— Почему вы, приехав в Воронеж, на какое-то время «Энергию» покинули?

— Значит, в то время что-то не устраивало внутри команды. Но, поверьте, я ни о чем не жалею. Да и с девчонками у меня остались хорошие отношения. Мы не собираемся специально, но всегда рады случайным встречам.

— Вы  капитан, но у команды был и «теневой» лидер — Надежда Босикова. Как вы уживались в одной «берлоге»?

— Надя — интересный и самобытный игрок. В ней было много не классического, а, если хотите, уличного футбола. На поле мы вместе делали одно дело. А за пределами поля — тут уж, извините, у каждого своя жизнь. Подругами мы с Надей никогда не были, но на игру это никоим образом не влияло.

— Сейчас, закончив карьеру футболистки, Марина Буракова по-прежнему живет футболом?

— Я бы с удовольствием более полноценно жила им, но женский футбол в Воронеже никому не нужен. Сейчас я работаю руководителем физического воспитания в педагогическом колледже. Чтобы не уйти совсем от футбольной жизни, на общественных началах тренирую там девчонок. От души и для души. По-другому не получается. Если в миллионном городе не могут открыть отделение женского футбола, что тогда говорить о какой-то команде какого-то колледжа? Только директор нашего учебного заведения Владимир Егорович Шеншин поддерживает секцию и по возможности помогает нам. Еще хотела бы поблагодарить председателя областной Думы Владимира Ивановича Нетесова, который помог вывести сборную области на финал чемпионата России. Таких людей —  единицы. В основном на все просьбы о помощи нам отвечают: «Денег нет». Это можно назвать девизом воронежского женского футбола.

— Давайте закончим с футболом и поговорим о семье Бураковых. Что, к примеру, дома делает Марина?

— Мы живем в частном доме. Это позволяет выращивать клубнику, огурцы, помидоры, всякую зелень. Очень люблю цветы. Занимаюсь этим с большим удовольствием. Работа в саду здорово снимает напряжение, дает возможность пофилософствовать, подумать, успокоиться. И конечно, получить удовольствие от своего труда и от красоты природы. Плюс все те домашние дела, которые делает любая нормальная женщина.

— А каковы обязанности Сергея?

— Ухаживать за тремя сибирскими кошками. Вообще, в частном доме всегда есть чем заняться. Хозяйственно-бытовые вопросы, естественно, решаю я. Строгого разделения труда у нас нет. Всегда и во всем стараемся помогать друг другу.

— Сергей, за что вы любите Марину?

— Вопрос философского характера. Я думаю, что на него какого-то конкретного ответа нет. За все, за то, что она есть. Просто люблю!

— Марина, а вы за что любите Сергея?

— За 32 года совместной жизни я не перестаю находить в нем что-то новое, интересное. С годами он меняется. Причем в лучшую сторону. Я все время ощущаю рядом надежное плечо. И не только его — еще плечо сына. У нас был непростой период в жизни. Я ушла из «Энергии», а предложений из других команд не было. Два месяца была без работы, что очень тяжело психологически. Когда я как-то сидела и горевала, ко мне подошел 10-летний Саша и говорит: «Мама, ну что ты переживаешь? Неужели мы, два мужика, без тебя не справимся? Поезжай ты в другой город, играй». Двое этих мужчин — самое прекрасное, что подарила мне судьба.

— Вы можете назвать себя счастливым человеком?

— Да, и еще раз да! У меня есть семья, есть надежные и добрые друзья. Это, наверное, и есть счастье.

Вопросы задавал Андрей ЛЕПЕНДИН.

Фото из семейного архива Марины БУРАКОВОЙ.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button